Снежинск сегодня

От крейсера «Авроры» и ядерной бомбы до ПЭТ, КТ

От крейсера «Авроры» и ядерной бомбы до ПЭТ, КТ и «киберножа». Парадоксы онкологии от Андрея Важенина

Специалисты утверждают, высокий уровень заболеваемости раком в регионе – доказательство эффективной работы врачей, а не показатель неблагополучия. Онкологическая служба Южного Урала использует все новейшие достижения научно-технического прогресса, в том числе ядерную медицину.
И вот парадокс: толчок в ее развитии был дан разработкой ядерного оружия. Обо всем этом — Андрей Важенин, академик РАН, главный онколог и главный радиолог УрФО.

– Онкология – одна из самых быстро и активно развивающихся отраслей медицины, так это?

Онкология на сегодняшний день – наиболее наукоемкая и сложная отрасль медицины: самые сложные диагностика и лечение, самая большая объемная хирургия, самая многокомпонентная противоопухолевая лекарственная терапия, лучевая терапия, ядерные технологии, которые мало где применяются. И – самая актуальная проблема человечества на сегодняшний день и в ближайшем будущем тоже.

– Как говорят онкологи, раз уж мы доживаем до своего рака…

– Совершенно верно! Заболеваемость злокачественными новообразованиями в Японии, в целом ряде западных стран выше, чем у нас, в полтора-два раза, говорит о том, что люди там живут долго и хорошо. Медициной преодолены барьеры (туберкулез, детские заболевания, кардиологические и сердечно-сосудистые), и человек доживает до того возраста, когда возникновение «своего» рака отчасти неизбежно.

– Что входит в понятие ядерная медицина?

– В определенной степени название условное, но правомочное. Это целое научное направление, комплекс высокоэнергетических технологий, связанных с делением атомов, ионизирующим излучением. Самый большой толчок для развития ядерной медицины был дан при разработке ядерного оружия в середине прошлого века здесь у нас в Челябинской области, чем тоже нужно гордиться.

– Как развивается это направление сейчас?

– Меня поражают темпы ее развития. Рентген-аппарат впервые применялся для диагностики травм моряков в Цусимском сражении на том самом крейсере «Аврора». С тех же времен рентгентерапия работает и решает свои задачи у нас.

Челябинская область – единственный регион в России, где есть два государственных ПЭТ-центра (Челябинск, Магнитогорск) полного цикла. Сами производим радиофармпрепараты (РФП), используем не только в онкологии, но и для кардиологических и неврологических пациентов. Мы научились синтезировать целый ряд новых РФП и проводить полный цикл обследований.

Наше отделение радионуклидной терапии (РНТ) – одно из десяти, которые есть в России. Оно занимается лечением радиоизотопами как доброкачественных, так и злокачественных новообразований щитовидной железы.

Когда я начинал работать, в лучевой терапии была эпоха гамма-аппаратов. В 90-е годы стали активно внедряться линейные ускорители, и на Урале первой была наша клиника. Сейчас мы монтируем и скоро запустим линейный ускоритель третьего поколения. Кибернож – в этом же строю линейных ускорителей. Это не панацея, но где-то нужна, условно говоря, кувалда, а где-то – иголочка. Кибернож годится как раз для ювелирных решений. Например, мы облучили пучком тормозного излучения 6 Mf заднюю полусферу глазного яблока при меланоме без повреждения хрусталика у двух пациентов. Лечим много: имеем самый большой опыт в России.

Субъективно лучевая терапия никаких ощущений у пациента не вызывает по сравнению с той же операцией или курсом противоопухолевой лекарственной терапии. Больно никто не делает. В лечении онкопатологии мы можем пойти тремя путями: уничтожить саму клетку, прекратить процесс ее деления или воздействовать на иммунитет человека, чтобы он дал отпор опухоли. Мы идем сразу всеми тремя путями. Лечение назначается только через планирование (консилиум). В нем всегда присутствуют онкологи: хирург, радиолог и химиотерапевт. Доля участия каждого из этих трех специалистов в лечении конкретного больного может быть разная, но в обсуждение плана лечения они всегда присутствуют все. Успех в лечении ЗНО – работа команды.

– Каковы перспективы развития?

Сейчас обновляем парк аппаратов для лучевой терапии, из планов – все-таки хотим замахнуться на центр протонной терапии, томотерапии. Применение тяжелых частиц (нейтронов, протонов) в лечении ЗНО – одно из относительно новых направлений. Но есть целый ряд технологических сложностей, которые не дают процессу развернуться в полную силу, тут нужно работать рука об руку с физиками.

– Что это даст?

Это расширит наши возможности и персонифицирует подход в выборе тактики лечения, а это путь к эффективности. Но пока наш гражданин сидит дома на диване, пока общая лечебная сеть не поднимется в полную силу на выявление опухолей в ранних стадиях, наши усилия будут не настолько эффективны, как могли бы. Мы организовали три центра – патологий легкого, молочной железы и шейки матки, чтобы оптимизировать маршрутизацию пациентов, сократить их путь от подозрения, постановки диагноза до лечения. На ранней стадии все эти локализации, достаточно массовые и социально значимые, хорошо поддаются лечению.

(Авторы материала: Лия Захарова, пресс-секретарь ГБУЗ «Челябинский областной клинический центр онкологии и ядерной медицины», и Олеся Тимонина, корреспондент «Радио России Южный Урал»)От крейсера «Авроры» и ядерной бомбы до ПЭТ, КТОт крейсера «Авроры» и ядерной бомбы до ПЭТ, КТ

Источник

Показать больше

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close